Съезд выслушал меня молча вспоминал

Съезд выслушал меня молча вспоминал

февраля 1956 г. вошло не только в отечественную, но и в мировую историю. В этот день на закрытом заседании XX съезда, первого после смерти И.В. Сталина, с докладом "О культе личности и его последствиях" выступил Н.С. Хрущев. "Съезд выслушал меня молча, — вспоминал он впоследствии, — как говорится, слышен был полет мухи. Все оказалось настолько неожиданным. Нужно было, конечно, понимать, как делегаты были поражены рассказом о зверствах, которые были совершены по отношению к заслуженным людям, старым большевикам и молодежи. Сколько погибло честных людей, которые были выдвинуты на разные участки работы! Это была трагедия для партии и для делегатов съезда". Во время чтения доклада, свидетельствуют делегаты, некоторые упали в обморок. "Я был потрясен, — признается Илья Эренбург. — 25 февраля стало для меня, как и для всех моих соотечественников, "крупной датой".

Действие доклада оказалось таким ошеломляющим, что изданный в 1959 г. миллионным тиражом, он не был известен не только рядовым советским гражданам, но и в широких партийных кругах. Мы не можем допустить, чтобы доклад, который мы обсуждаем на закрытом заседании, предостерегал Н.С. Хрущев, попал в печать и дал "оружие в руки наших врагов". Акцентируя внимание на необходимости решительно, "раз и навсегда" искоренить культ личности, говоря о необходимости тщательного пересмотра широко распространенных ложных мнений, связанных с культом личности в области истории, философии, экономики, литературы и искусства, докладчик заключал: "Зло, причиненное действиями, нарушившими революционную социалистическую законность, которые совершались в течение многих лет в результате отрицательного влияния культа личности, должно быть полностью исправлено".

– На съезде надо сказать, – согласился Молотов.

– Историю обманывать нельзя, факты не выкинешь, – философски высказался Каганович. – Правильно предложение Хрущева доклад заслушать.

– Если съезду не сказать, будут говорить, что мы струсили, – заметил Булганин.

– Сталин осатанел в борьбе с врагами, – буркнул Ворошилов, – были у него звериные замашки.

– Надо делегатам рассказать все. – Позиция Суслова была однозначной. – Говорим о коллективности руководства, а со съездом будем хитрить?

Договорились ознакомить делегатов съезда и с ленинскими документами (содержащими нелицеприятные оценки Сталина), которые три десятилетия держали под замком.

Накануне открытия XX съезда, 13 февраля, в три часа в Свердловском зале Кремля собрался пленум ЦК старого созыва. Обсуждался регламент съезда.

– Есть еще один вопрос, о котором нужно сказать, – объявил Хрущев. – Президиум Центрального Комитета после неоднократного обмена мнениями и изучения обстановки и материалов после смерти товарища Сталина считает необходимым поставить на закрытом заседании съезда доклад о культе личности. Видимо, этот доклад надо будет сделать на закрытом заседании, когда гостей не будет. Почему, товарищи, мы решили поставить этот вопрос? Сейчас все видят, чувствуют и понимают, что мы не так ставим вопрос о культе личности, как он ставился в свое время, и есть потребность получить объяснение, чем это вызывается. Нужно, чтобы делегаты съезда все-таки больше узнали и почувствовали, поняли бы больше, чем мы сейчас делаем через печать. Иначе делегаты съезда будут чувствовать себя не совсем хозяевами в партии.

Но почему все же секретный доклад был прочитан после избрания руководящих партийных органов, что считается завершением работы съезда? Обычно говорят, что Хрущев решился выступить против Сталина в последний момент, чтобы его никто не остановил. Это не так. Причина другая.

Маршал Ворошилов удрученно заметил, что после такого доклада никого из них не выберут в ЦК. Разве делегаты проголосуют за людей, которые участвовали в преступлениях против собственного народа? Члены президиума решили не рисковать: пусть сначала нас выберут, потом узнают правду. Так что сам по себе доклад вовсе не был неожиданностью. Шоком стало то, что люди узнали.

На четвертый день работы съезда Поспелов и Аристов представили Хрущеву проект выступления. Хрущеву текст не понравился – сухой, нудный, так на важнейшие темы не говорят, он вообще тяготел к живой речи, часто отрывался от текста. Никита Сергеевич вызвал стенографисток и передиктовал текст.

Обратился за помощью к секретарю ЦК по идеологии Дмитрию Трофимовичу Шепилову, самому образованному в партийном руководстве. Увидев своими глазами секретные материалы из архивов госбезопасности, Шепилов столь же искренне стал осуждать Сталина, как прежде восхищался им.

– Подходит Хрущев, – вспоминал Шепилов, – «Дмитрий Трофимович, выйдем на минутку». Пошли в кулуары, где всегда закусывали, и он говорит: поможете?

Шепилов поработал над текстом и принес новый вариант Хрущеву. Но сам понимал скромность своего вклада:

– Я не автор и не соавтор его. Когда Хрущев стал читать доклад, я улавливал только некоторые абзацы, которые я сделал, фразы… Ну, и по стилю…

Никита Сергеевич использовал то, что сделал Шепилов, кое-что взял из письма Снегова. В чем-то обострил текст, в чем-то смягчил. В докладе комиссии говорилось о том, что никакой оппозиции вообще не было – мнимые антисоветские организации, троцкистские, зиновьевские и бухаринские блоки и центры придумывала госбезопасность, арестованные признавались в чем угодно после истязаний и пыток. Вывод комиссии означал, что необходимо реабилитировать лидеров оппозиции и вообще перестать называть их врагами.

Хрущев это важнейшее положение вычеркнул. Не решился признать, что внутреннего врага вообще не существовало.

Пытаясь объяснить, как стали возможными массовые репрессии, Хрущев сделал акцент на личных качествах вождя:

– Сталин стал капризным, раздражительным, физически слабым, тогда в большей степени проявились подозрительность, болезненная мания преследования. Он чуть не в каждом видел врага. Ему следствие не нужно было, потому что человек с таким характером, с таким болезненным состоянием сам себя считал гением, сам себе навязал мысль, что он всеведающий, всезнающий и ему никакие следователи не нужны. Он сказал – и их арестовали. Он сказал надеть кандалы – так и будет. Сам вызывал следователя, сам его инструктировал, сам ему указывал методы следствия, – а методы единственные – бить.

Читайте также:  Программы для запуска сталкера

Хрущев разослал проект доклада всей партийной верхушке. Члены президиума и секретари ЦК проект одобрили. Никита Сергеевич дорабатывал текст до последней минуты. Сохранилась обильная правка, сделанная Сусловым. Поправки Хрущев учел.

23 февраля окончательный текст был готов.

24 февраля делегаты съезда выбирали членов ЦК.

25 февраля утром, на двадцатом по счету заседании съезда, председатель правительства Булганин предоставил слово Хрущеву.

«Съезд выслушал меня молча, – вспоминал Никита Сергеевич. – Как говорится, слышен был полет мухи. Всё оказалось настолько неожиданным. Нужно было, конечно, понимать, как делегаты были поражены рассказом о зверствах, которые были совершены по отношению к заслуженным людям, старым большевикам и молодежи. Сколько погибло честных людей. Считаю, что вопрос был поставлен абсолютно правильно и своевременно. Не только не раскаиваюсь, но доволен, что правильно уловил момент и настоял, чтобы такой доклад был сделан. Ведь людей держали в тюрьмах и лагерях».

Надо заметить, что недовольство секретным докладом, разоблачением сталинских преступлений возникнет в среде партийно-государственной бюрократии позже. Тогда же, на съезде, большая часть аппарата поддержала Хрущева.

Разумеется, первые секретари обкомов не хотели либерализма в духовной жизни, побаивались послаблений в идеологической сфере. Но еще больше страшились возвращения к сталинским временам, когда никто не был гарантирован от ареста. Никита Сергеевич гарантировал аппарату стабильность и открыл молодому поколению дорогу наверх, освобождая руководящие кабинеты от прежних хозяев.

Съезд поддержал Хрущева. Его речь, вызвавшая шок, завершилась под аплодисменты. Но даже те, кто уже знакомился с документами госбезопасности, были потрясены. Люди искренние станут помощниками Хрущева в реабилитации жертв террора и очищении органов госбезопасности от людей, запятнавших себя участием в преступлениях.

«Мы тогда никак еще не могли освободиться от идеи, что Сталин – отец народа, гений и прочее, – вспоминал Хрущев. – Невозможно было сразу представить себе, что Сталин – убийца и изверг. Мы создали в пятьдесят третьем году, грубо говоря, версию о роли Берии: дескать, Берия полностью отвечает за злоупотребления, которые совершались при Сталине. Мы находились в плену этой версии, нами же созданной: не бог виноват, а угодники, которые плохо докладывали богу, а потому бог насылал град, гром и другие бедствия. Здесь не было логики, потому что Берия пришел уже после того, как главная мясорубка сделала свое дело, то есть Сталин все сделал руками Ягоды и Ежова. Не Берия создал Сталина, а Сталин создал Берию».

Председательствовавший на закрытом заседании Булганин, как и договорились заранее, предложил прений не открывать. Он зачитал короткий, всего в одну фразу проект постановления XX съезда, и добавил:

– Имеется в виду, что доклад товарища Хрущева и принятое съездом постановление «О культе личности и его последствиях» не публикуется в настоящее время, но эти материалы будут разосланы партийным организациям.

Во время выступления Никита Сергеевич отвлекался от написанного текста, импровизировал. Его речь не стенографировалась и не записывалась на магнитофон. Поэтому после съезда еще неделю шла работа над уже произнесенным докладом, он приглаживался, причесывался, обогащался цитатами из Маркса и Ленина.

1 марта был готов тот текст, который предполагали разослать по всей стране. В него включили пассажи, которые произнес Хрущев, отвлекаясь от заранее написанного доклада. А кое-что, напротив, вычеркнули.

1. Журналистика в период «оттепели»

2. Цензура в период «оттепели»

3. Развитие самиздата

февраля 1956 г. вошло не только в отечественную, но и в мировую историю. В этот день на закрытом заседании XX съезда, первого после смерти И.В. Сталина, с докладом «О культе личности и его последствиях» выступил Н.С. Хрущев. «Съезд выслушал меня молча, — вспоминал он впоследствии, — как говорится, слышен был полет мухи. Все оказалось настолько неожиданным. Нужно было, конечно, понимать, как делегаты были поражены рассказом о зверствах, которые были совершены по отношению к заслуженным людям, старым большевикам и молодежи. Сколько погибло честных людей, которые были выдвинуты на разные участки работы! Это была трагедия для партии и для делегатов съезда». Во время чтения доклада, свидетельствуют делегаты, некоторые упали в обморок. «Я был потрясен, — признается Илья Эренбург. — 25 февраля стало для меня, как и для всех моих соотечественников, «крупной датой».

Действие доклада оказалось таким ошеломляющим, что изданный в 1959 г. миллионным тиражом, он не был известен не только рядовым советским гражданам, но и в широких партийных кругах. Мы не можем допустить, чтобы доклад, который мы обсуждаем на закрытом заседании, предостерегал Н.С. Хрущев, попал в печать и дал «оружие в руки наших врагов». Акцентируя внимание на необходимости решительно, «раз и навсегда» искоренить культ личности, говоря о необходимости тщательного пересмотра широко распространенных ложных мнений, связанных с культом личности в области истории, философии, экономики, литературы и искусства, докладчик заключал: «Зло, причиненное действиями, нарушившими революционную социалистическую законность, которые совершались в течение многих лет в результате отрицательного влияния культа личности, должно быть полностью исправлено».

1. Журналистика в период «оттепели»

В годы правления Н.С. Хрущева решающим условием социальной стабильности, как и прежде, оставалось развитие производительных сил и в первую очередь тяжелой промышленности и сельского хозяйства. В новых политических условиях сентябрьский 1953 года пленум ЦК КПСС в рамках экономической политики обозначил и новые задачи перед прессой.

На страницах центральных газет стали публиковаться статьи руководителей передовых колхозов о том, как организовать эффективный труд.

Читайте также:  Как изменить формат фото с img

«Правда», другие центральные газеты приняли участие в работе по оказанию помощи селу квалифицированными специалистами.

Согласно партийным инструкциям, средства массовой информации были обязаны не только пропагандировать эффективный труд, но и активнее распространять передовой опыт как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Пленум обязал журналистов острее критиковать бракоделов, бездельников, нарушителей трудовой дисциплины, вскрывать ошибки местных партийных и хозяйственных органов.

В рамках сельской проблематики для центральных советских газет главным оставался вопрос о качестве продукции сельскохозяйственного машиностроения. Стремясь оказать посильную помощь заводам, «Правда» публиковала статьи руководителей предприятий, ученых, инженеров. На страницах «Правды» технические специалисты обсуждали проблемы качества и надежности продукции сельскохозяйственных предприятий. Наряду с этим, «Правда» остро ставила вопрос о потерях при уборке и хранении урожая. «Комсомольская правда» призывала сельскую молодежь смело браться за самые сложные задачи колхозной жизни.

Большой активностью в освещении вопросов жизни села отличались и региональные газеты — «Волжская коммуна» (Куйбышев), «Красный курган», «Советская Сибирь», «Алтайская правда», «Правда Украины», «Московская правда», «Коммунист» (Саратов) и многие другие. Эти газеты рассказывали о внедрении новых методов производства, обсуждали проблемы и способы их решения. По призыву ЦК КПСС в Казахстан на освоение целинных земель прибывали десятки тысяч квалифицированных работников разных специальностей. Молодежь тех лет искренне гордилась тем, что работает на благо общества. «Правда», «Известия» и другие центральные газеты поддерживали эти настроения, писали об огромном размахе работ на целинных землях, рассказывали о наиболее активных работниках. «Комсомольская правда», со своей стороны, призывала молодых специалистов активнее помогать освоению целинных земель. На местах появлялись новые газеты. Наибольшую активность в освещении проблем освоения целинных земель проявляли «Казахстанская правда» и «Алтайская правда». Эти газеты поднимали вопросы эффективности земледелия.

Другой важной темой печати был научно-технический прогресс. Эта проблема волновала практически все советское общество. В июле 1955 года ЦК КПСС провел специальный пленум по научно-техническому прогрессу. «Правда», «Известия» и другие газеты жестко критиковали руководителей заводов за допущенное отставание. Особенно острой была критика приборостроения. Электроника уже в то время играла важную роль в развитии промышленности и укреплении обороноспособности советского государства. Но советская электронная техника сильно отставала от мирового уровня. КПСС нацеливала ученых на достижение самых высоких результатов в разработке и внедрении электронной техники. На страницах «Правды» со своими соображениями выступали видные представители советской науки.

Накануне XX съезда КПСС «Ленинградская правда», «Московская правда» рассказывали об успехах в работе промышленности Москвы и Ленинграда. «Правда», «Известия» и другие центральные газеты в середине 50-х годов публиковали статьи о процессах децентрализации в экономике, науке, управлении, расширении самостоятельности и повышении инициативы руководителей.

С 14 по 25 февраля 1956 года в Москве прошел знаменитый XX съезд КПСС. Партийный форум стал поистине эпохальным в истории СССР и системы отечественных средств массовой информации. Здесь руководством страны была провозглашена политика реформ и демократизации советского общества. В результате принятых решений пресса получила возможность открыто говорить о злободневных проблемах, хотя большинство газет, как и прежде, находилось под контролем КПСС.

Благоприятная экономическая ситуация 60-х годов способствовала увеличению количества газет и их разовых тиражей. В 50-60 годы появились отраслевые журналы: «Промышленно-экономическая газета», «Экономическая газета», «Экономическая жизнь», «Социалистическая индустрия», «Советская торговля», «Советская авиация», «Московские новости» и др. Газеты и журналы выходили на 57 языках народов СССР. Росло число научно-теоретических и научно-образовательных журналов. Наиболее важными из них были «Вопросы истории КПСС», «Партийная жизнь», «Агитатор», «Нева» и др.

После XX съезда пресса особенно остро заговорила о пагубных последствиях культа личности Сталина. В своих статьях «Правда» убеждала своих читателей в том, что культ личности руководителя чужд самой природе социализма.

В 60-е годы Хрущев выдвинул свой знаменитый лозунг «Догнать и перегнать Америку». Идея преодоления отставания сама по себе была неплоха, но ее реализация проводилась без четкого научного анализа. Газеты стали пропагандировать нереальные в советских условиях проекты, такие как построение коммунизма к 1980 году. «Правда», «Известия» и другие центральные газеты поддержали инициативу Хрущева и по ликвидации личных подворий. Лидер Советского государства рассматривал эту меру как важный шаг к преодолению отчуждения рабочих и крестьян.

В 1957 году началась реформа, смысл которой заключался в переходе от отраслевого к территориальному принципу управления промышленностью, т.е. к децентрализации системы управления экономикой. Основной замысел этих преобразований был изложен Хрущевым 30 марта 1957 года в виде тезисов «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством». Однако реформа, широко рекламируемая печатью, создавала социальную напряженность, ибо предполагала сокращение числа министерств, увольнение служащих. Поддерживая в целом положительные изменения в системе управления экономикой, пресса не способствовала критическому анализу проводимых мероприятий, привлечению известных экономистов к обсуждению проводимых реформ, выяснению их социальных и экономических последствий.

Важно обратить внимание на то, что при Хрущеве деятельность журналистов как центральных, так и местных газет все чаще нацеливалась на острые темы, обсуждение которых проводилось в условиях резкой критики властных структур. Телевидение выпускало аналитические программы, организовывало политические дебаты. Возникли и новые информационные программы: «Эстафета новостей», «Время», «Сегодня в мире», «Новости» и др. В 1962 году на страницах «Правды» развернулась дискуссия по проблемам экономического планирования. В центре новой реформаторской идеологии был лозунг «Все во имя человека, все для блага человека».

2. Цензура в период «оттепели»

В развитии культуры в конце 50-х — начале 60-х гг проявлялись противоречивые тенденции. Общий подход к культурной среде отличался прежним стремлением поставить ее на службу административно-командной идеологии. Но сам процесс обновления не мог не вызвать оживления культурной жизни. Несомненным было оживление в художественной культуре. Возникли новые литературно-художественные журналы: "Юность", "Молодая гвардия". В быт людей входило телевидение.

Читайте также:  Полуобъемное изображение на плоскости мультипликационные герои

Однако противоречивость культурной политики давала себя знать в том, что некоторые произведения принимались Хрущевым и рядом деятелей культуры в штыки. Политическое руководство страны в начале 60-х гг. стремилось удержать культуру в жестких рамках. Но все же пробивались смелые, высокохудожественные, проникнутые правдой и гражданственностью произведения. Были напечатаны документальные повести и воспоминания раскравших ужасы незаконных репрессий, бесчеловечного быта сталинских лагерей.

Осенью 1962 года Хрущёв высказался за пересмотр ждановских резолюций по культуре и хотя бы за частичную отмену цензуры. Он добился разрешения Президиума ЦК на публикацию эпохального произведения "Один день Ивана Денисовича", написанного тогда ещё не известным писателем — Солженицыным. Повесть была посвящена событиям, происходящих в сталинских лагерях.

Хрущев хотел добиться реабилитации видных деятелей партии, репрессированных в 1936-1938 гг.: Бухарина, Зиновьева, Каменева и других. Однако всего ему добиться не удалось, так как в конце 1962 г. ортодоксальные идеологи перешли в наступление, и Хрущёв вынужден был перейти к обороне. Его отступление было отмечено рядом громких эпизодов: от первого столкновения с группой художников-абстракционистов до ряда встреч руководителей партии с представителями культуры. Тогда он второй раз вынужден был публично отречься от большей части своей критики Сталина. Это было его поражением. Завершил поражение Пленум ЦК в июне 1963 г., полностью посвященный проблемам идеологии. На нем было заявлено, что мирного сосуществования идеологий не было, нет и быть не может. С этого момента книги, которые не могли быть опубликованы в открытой печати, стали ходить по рукам в машинописном варианте. Так родился "самиздат" — первый признак явления, которое позднее станет известно как диссидентство. С этих пор был обречен на исчезновение и плюрализм мнений.

3. Развитие самиздата

Очень важной частью диссидентского движения стала самодельно размноженная литература — «самиздат». Это название полушутливо расшифровывали так: «Сам пишу, сам издаю, сам распространяю, сам и отсиживаю за это».

Литературный самиздат появился ещё в конце 50-х гг. Прежде всего это были стихи неофициальных поэтов — М. Цветаевой, О. Мандельштама и др. Затем последовали переводы, рассказы, лагерные воспоминания. В 1958 г. в самиздат попал роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Таким образом распространялись произведения более трёхсот авторов.

В конце 60-х гг. наряду с литературным возник новый, политический самиздат. Это были бюллетень «Хроника текущих событий», правозащитные сборники, позднее журналы «Вече», «Поиски», «Варианты», «Поединок» и др.

Перепечатывали самиздатовские произведения чаще всего на пишущих машинках. Передавали из рук в руки друзьям и знакомым. Правозащитница Людмила Алексеева вспоминала: «Все знали, что надо при этом быть осторожными, но редко кто действительно был осторожен. Обычно люди сами смеялись над своими конспиративными потугами. Ходил тогда в Москве анекдот о телефонном разговоре приятелей, обменивающихся самиздатом: „Ты уже съел пирог, который тебе вчера дала моя жена?"- „Съел". — „И жена твоя съела?" — ,Да". — „Ну тогда передай его Мише — он тоже хочет его попробовать"»,

оттепель журналистика самиздат

съезд стал «крупной датой» и отправным пунктом критического переосмысления мировой социалистической практики. «Свергнув Сталина с пьедестала, Хрущев снял вместе с тем «ореол неприкосновенности» вокруг первой личности и ее окружения. Система страха была разрушена». И это самым существенным образом сказалось на развитии всей советской журналистики от хрущевской «оттепели» до горбачевской перестройки, начавшейся в 1985 г.

Развернувшаяся после XX съезда борьба за власть привела к тому, что Н.С. Хрущев становится единоличным лидером, и с ликвидацией коллективного руководства начинается приглушение критики, утрата позиций, завоеванных на XX съезде партии. В итоге в условиях однопартийности, идеологического монизма и единомыслия процессы демократизации не могли не зайти в тупик. Отставание производства продуктов питания и товаров народного потребления от спроса населения, «кукурузная эпопея», хлебный кризис 1963 г., постоянная ломка органов управления, волюнтаризм в управлении народным хозяйством, создали в середине 60-х годов беспримерный в нашей истории прецедент «тихого переворота», в результате которого у власти оказалась группа Л.И. Брежнева.

Формально участвуя в политической жизни общества, реально рядовые граждане были отчуждены от политики, которая стала уделом элиты. Не случайно, после падения социалистического государства и краха КПСС, основную часть новой политической элиты уже российского общества по-прежнему составляли люди, занимавшие не последние посты в той же КПСС. Закрытость, клановость политической элиты получила свое развитие именно в период правления Хрущева. Даже оппозиционные течения в обществе (например, «стиляги»), появление которых стало возможным с прекращением террора и приоткрытием «железного занавеса», были аполитичны.

1.Аджубей А.И. Те десять лет. — М., 1987. — 371 с.

2.Бурлацкий Ф. После Сталина // Новый мир. — 1988. — № 10. — С. 27 — 49.

3.Жирков Г.В. История цензуры в России ХIХ — ХХ вв. — М., 2001. — С. 341 — 367.

4.Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917 — 2000). — М., 2003. — С. 426 — 433.

5.О культе личности и его последствиях: Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н.С. ХХ съезду КПСС // Известия ЦК КПСС, 1989. №3.

.Овсепян Р.П. В лабиринтах истории отечественной журналистики. — М., 2001. — С. 217 — 230.

.Спивак П. Когда началось литературное сегодня? (К спорам о 60-ничестве и о «Новом мире» времён Твардовского) // Вопросы литературы. — 1991. — Апрель. — С. 3 — 35.

.Стровский Д.Л. История отечественной журналистики новейшего периода. — Екатеринбург, 1998. — С. 162 — 193.

.Тэсс Т.Н. В редакцию обратился человек. Очерки. — М., 1964. — 189 с.

Ссылка на основную публикацию
Считается что каждый символ кодируется 16 битами
--> Играть в ЕГЭ-игрушку Мобильный справочник Карточки НАШИ БОТЫ Считая, что каждый символ кодируется 16 битами, оцените информационный объем следующей...
Стиральная машина самсунг горит красный замок
Любая стиральная машина в независимости от марки производителя иногда выходит из строя. Довольно частым признаком неисправности, является мигание индикатора замка....
Стиральная машинка lg не выжимает
Покупка стиральной машинки – знаменательное событие для любой хозяйки. Незаменимая помощница позволяет женщинам экономить личное время, не тратя его на...
Съезд выслушал меня молча вспоминал
февраля 1956 г. вошло не только в отечественную, но и в мировую историю. В этот день на закрытом заседании XX...
Adblock detector